Авторизация
Неправильный логин или пароль
Запомнить меня
Восстановление пароля
Разработчик игр
Главный
технологический партнер
Генеральный партнер
История танкостроения: Maus

Созданием огромных и невероятно тяжелых танков в годы Второй Мировой войны страдали почти все. Но шагнуть чуть дальше остальных получилось только у Германии, результатом чего стало появление на свет нескольких «Мышат». О чудесной истории их рождения и боевого применения читайте далее!

 

 

Достижения германской школы танкостроения вызывают безусловное уважение. Инженерные решения, использовавшиеся в немецких танках Второй мировой войны, находили применение даже в технике, строившейся годы спустя. Но тевтонский гений не зря зовётся сумрачным. Достаточно вспомнить болезненное пристрастие немцев к сверхтяжёлым танкам. Принято считать, что виновник этого сомнительного увлечения — Гитлер. Однако ещё задолго до его прихода к власти, в конце Первой мировой войны, был разработан и строился танк «Колоссаль» — 150-тонный монстр с четырьмя орудиями и экипажем из 22 человек. Закончить работу помешало окончание войны и поражение Германии. Так что правильнее будет сказать, что Гитлер всего лишь превратил случайное увлечение в нечто вроде стабильного умопомешательства.

 

Справедливости ради надо отметить, что другие страны тоже этим «болели». СССР проектировал 120-тонный танк КВ-5, американцы к концу войны построили три громадные противотанковые установки Т95, японцы довели до макета разработку 100-тонного трёхбашенного танка «О-И». Ну и французы не остались в стороне со своими FCM 2C. Но всё это были отдельные проекты, а Третий рейх поставил работы на широкую ногу.

 

 

Говорят, что немцы пошли на создание заведомо бесполезной машины исключительно от отчаяния. Это в корне неверное мнение. Работы над «супертяжеловесами» были начаты ещё в 1941 году. Тогда фирмой «Крупп» проектировался 72-тонный танк, вооружённый 105-мм орудием. Потом эта же компания придумала ещё и 90-тонного «Льва», работы над которым были остановлены после того, как Фердинанду Порше дали добро на постройку «Мауса».

 

Нельзя пройти мимо двух проектов, которые иначе как курьёзами назвать язык не поворачивается. Автором первого был инженер Э. Гротте, который в 30-е годы работал на СССР и уже тогда шокировал военных своими «сухопутными крейсерами». Гротте предложил немцам 1000-тонное чудовище под названием Ratte. Вооружать это исчадие ада предполагалось корабельными орудиями. Второй проект, переплюнувший даже Ratte, разрабатывала фирма «Крупп». На него в качестве пушки должны были поставить 800-мм орудие «Дора». Министр вооружений Шпеер сохранил остатки здравого смысла и зарубил на корню прекрасные порывы «гениальных» конструкторов.

 

 

Единственным сверхтяжёлым танком, который Германия построила полностью, был «Маус» профессора Порше. Контракт на его разработку был заключён в 1942 году. Порше должен был построить танк массой 160 тонн, вооружённый двумя орудиями (150 и 105 мм), с лобовой броней толщиной 200 мм и бортовой — 180 мм. Проект назвали «Мамонтом». В декабре 1942 года это название в целях секретности было изменено на «Мышонка». Фердинанд Порше отвечал только за работу над проектно-технической стороной. Внедрять разработку в производство должен был Альберт Шпеер.

 

В заданный предел массы Порше уложиться не удалось. Стремление создать машину, которая была бы максимально защищена со всех сторон, а также проблемы с компоновкой стали причиной того, что в итоге «Маус» весил 188 тонн. Такую тяжесть не выдерживал ни один стационарный автомобильный мост, не говоря уже о понтонном. Поэтому создатели танка сразу же сделали его конструкцию максимально защищённой от проникновения влаги и разработали систему подводного вождения. Теоретически танк мог преодолевать водные преграды глубиной до 8 метров. Но в действительности даже небольшие водоёмы, вероятнее всего, стали бы для него могилой.

 

 

Проходимость «Мауса» также оставляла желать лучшего. Отчёты о полигонных испытаниях в Беблингене дают ей излишне позитивную оценку. К примеру, там написано, что даже при погружении гусениц в грунт до 50 см танк сохранял подвижность. При этом умалчивается о том, что практически все 100 километров своего пути на испытаниях машина прошла исключительно по дорогам и твёрдому грунту. А единственный случай испытания бездорожьем закончился тем, что «Маус» увяз чуть ли не по самую крышу. Его смогли вытащить только после того, как откопали. Выше было упомянуто оборудование подводного вождения, но какой в нём смысл, если танк намертво увязнет в донном иле?

 

Существует аксиома: танк должен быть мобильным. Смысл танковых войск заключается именно в том, чтобы совершать броски на большие расстояния, охватывать вражеские части, наносить удары во фланги и тыл как при наступлении, так и при обороне. «Маус» совершенно не соответствовал этому принципу. Ездил он откровенно плохо.

 

 

«Возможно, он был настолько хорошо защищён, что мог сойти за своего рода передвижной дот, способный сдерживать натиск больших сил противника?» — спросите вы. Тоже нет.

 

Во-первых, толстая броня «Мауса» была низкого качества. На момент его строительства Германия испытывала жесточайший дефицит молибдена, необходимого для изготовления качественной стали. Плохая броня не только лучше пробивалась снарядами, но ещё и трескалась, откалывалась. Попадание снаряда в машину вышибало с внутренней стороны осколки, которые могли убить экипаж и повредить внутренние узлы танка. Фактически по своему уровню защищённости «Маус» соответствовал тяжёлым танкам массой 60–70 тонн.

 

Во-вторых, огромные размеры делали танк Порше отличной мишенью для авиации. А попадания бомбы «Маус» не пережил бы. То есть и здесь его «полезность» под вопросом.

 

 

Пожалуй, единственное, что можно зачислить в плюс «Маусу», — его главное орудие калибра 128 мм. Эта пушка гарантированно пробивала любой танк противника с дистанции до 2500 метров. Подобным результатом не мог похвастаться ни один танк антигитлеровской коалиции. Правда, заряжание орудия было раздельным, поэтому скорострельность ограничивалась тремя выстрелами в минуту. Тем не менее 128-мм пушку однозначно следует отнести к достоинствам. Второе орудие калибром 75 мм было уже сомнительным элементом. Чтобы стрелять по целям, не заслуживающим тяжёлого снаряда, хватило бы и автоматической пушки. Причём было бы неплохо, если бы эта пушка имела сектор поражения, максимально приближённый к круговому. Дело в том, что башня у «Мауса» поворачивалась очень медленно, а из прочего вооружения имелся только кормовой пулемёт, которого явно не хватило бы для обороны.

 

 

Можно утверждать почти со стопроцентной вероятностью, что практически все подбитые «Маусы», случись этому танку реально воевать, стали бы безвозвратными потерями. Эвакуация повреждённого танка такой массы была почти невыполнимой задачей. Не слишком ли расточительно — разбрасываться столь дорогими машинами?

 

К сожалению, а может и к счастью для немцев, проверить, как будет воевать «Маус», им не довелось. Два готовых прототипа машины были взорваны на полигоне в Куммерсдорфе при приближении советских войск. Тем не менее из остатков двух танков удалось собрать один, который впоследствии увезли в СССР. В наши дни его можно увидеть в Кубинке среди экспонатов музея бронетанковых войск.

 

 

Итак, Фердинанд Порше, пойдя на поводу у гигантомании Адольфа Гитлера, создал, пожалуй, самый бесполезный танк Второй мировой войны. Правомочно ли говорить, что силы, время и материальные ресурсы были потрачены им напрасно? Ни в коем случае! При создании «Мауса» было немало новаторских решений в отношении двигательных и ходовых систем танков, в электроснабжении, охлаждении и питании мотора, а также в конструкции башни.

10 янв в 18:07|Автор: Sepoys
8143
Комментарии (1)
Отличный танк))
2 года назад